Печать

Перес Ж. Изабелла католичка.Перес Ж.

ИЗАБЕЛЛА КАТОЛИЧКА. Образец для христианского мира? Пер. с франц. Эгипти И. А.  — СПб: ЕВРАЗИЯ, 2010 — 192 с.

ISBN 978-5-91852-030-7

Изабелла Католичка, королева Кастилии (1474-1504) – ключевая фигура в истории средневековой Испании. Её неординарная личность словно связывает два периода в истории Пиренейского полуострова – Средние века и Новое время. В свое время Изабелла почиталась как правительница, завершившая семисотлетнюю эпопею Реконкисты и захватившая последний оплот мусульман на испанской земле – Гранадский эмират. Чтобы современный читатель понял весь масштаб деятельности Изабелла, достаточно напомнить, что именно она стояла у истоков экспедиции Колумба и открытия им Латинской Америки, учредила печально известную испанскую инквизицию и вместе с мужем, королем Арагонским Фердинандом, заложила основы объединения Испании в единое государство. Все это – вехи в истории развития западноевропейской цивилизации. Но насколько велик личный вклад Изабеллы Католички в эти и другие события, произошедшие в Испании в это время? Могли ли они произойти без нее, в силу одной неотвратимой поступи в истории? Не следует ли видеть за всеми решениями королевы влияние её сурового и мстительного супруга, Фердинанда Арагонского? Именно на эти вопросы, причем в пользу Изабеллы, отвечает видный специалист по истории Испании XV-XVI веков, руководитель Дома Пиренейских стран в университете Бордо III, Жозеф Перес.

 

 

 

Оглавление

 

Предисловие

1. Восшествие Изабеллы на престол. Формирование монархии.

Династическая проблема. - Королева Кастилии. - Брак Фердинанда и Изабеллы. - Двойная монархия. - Авторитарная монархия. - Шаги в направлении единой Испании. - Превосходство Кастилии. - Завершение Реконкисты. - Испанский – общий язык.

2. От трех религий до инквизиции.

Три религии Испании. - Эра конфликтов. - Новообращенные христиане. – Инквизиция. - Изгнание иудеев. - Принудительное обращение мусульман.

3. Изабелла и Индии.

Христофор Колумб. - Тордесильясский договор. - Канарские острова и Марокко. - Изабелла и индейцы.

4. Изабелла глазами французских историков.

«Золотой век» Испании и французский классицизм. - Век Просвещения. - XIX век. - Современная эпоха.

Заключение: нужно ли беатифицировать королеву Изабеллу?
Примечания

Хронология

Основные источники

Указатель имен

Карта Испании

Генеалогия католических королей

 

Предисловие


Вот уже лет десять ничто не мешает ряду историков относиться к Испании как к стране, чье развитие сопоставимо с эволюцией других народов Западной Европы. Такой подход противоречит прежней традиции. Действительно, долгое время было принято культивировать иной образ Испании – Испании, которая с XVI века игнорировала и пренебрежительно относилась к секуляризации мысли, развитию науки и техники, отказываясь идти по пути прогресса и демократии. В самой Испании эти теории и поныне находят поддержку у многих ученых – либо потому, что они придерживаются того же мнения, либо потому, что считают католицизм неотъемлемой, самобытной чертой своей родины: Испания, чья эволюция была бы схожей с историческим развитием Европы, не была бы Испанией. Можно сожалеть или, наоборот, радоваться, но похоже, что многие свыклись к образу страны, занимающей в Европе маргинальное место.

С прежними убеждениями не так-то легко расстаться. К Испании зачастую относились несправедливо. Например, ее до сих пор упрекают за катастрофы, разразившиеся вследствие завоевания и колонизации Америки, забывая о том, что именно в Испании начались — и причем довольно рано, с 1511 года — разбирательства, посвященные сути колонизационного процесса. «По какому праву, народ, мнящий себя вышестоящим, берет под опеку «нижестоящие» народы?» - вопрошали богословы Саламанки. Потому ли, что он намерен помочь им перейти на более высокий уровень развития? Но каковы критерии деления цивилизаций на вышестоящие и нижестоящие? Вот что было составляло сложность для Испании на исходе правления католических королей, во времена Карла V и в начале царствования Филиппа II. Английские и французские колонизаторы XIX века никогда не задавались подобными вопросами, ибо ответ для них был очевиден: Англия и Франция – это Просвещение и Прогресс. А посему эти страны считали своим правом (и даже долгом) «нести культуру» непросвещенным дикарям. Другой пример: историки часто приходят к выводу о том, что внешнюю политику Филиппа II обусловило его твердое намерение бороться против Реформации и защищать католицизм, тогда как политика эта, скорее всего, вытекала из его желания властвовать в миру: вот что крылось за его идеологическими прокламациями. Пример из той же серии: нередко можно прочесть, что Испания превратилась в отсталую страну из-за злополучной религиозной политики (изгнание арабов и евреев, инквизиция, предубеждения против экономической деятельности и т.д.) – и все же существует немало причин, позволяющих объяснить подобную эволюцию только с экономических и политических позиций.

Недавнее пятисотлетие со дня смерти Изабеллы Кастильской (ноябрь 2004 года), является, на наш взгляд, уместным поводом для того, чтобы вернуться к некоторым из этих вопросов. Действительно, правление католических королей – богатый материал для идеологических интерпретаций. В ходе долгого времени Испания отзывалась о нем благожелательно: объединив две короны Иберийского полуострова (Португалия осталась в стороне), католические короли создали благоприятные условия для объединения, процветания, могущества Испании и распространения её влияния в мире. Они оздоровили экономику, реорганизовали государство, завершили Реконкисту, отняв у арабов Гранаду, и подготовили почву для экспансии в Новом Свете и Европе. Говоря о королевской чете «Изабелла – Фердинанд», следует отметить, что основное внимание с давних лет  уделялось королю, а не королеве: Макиавелли признавал арагонского правителя истинным государем, идеальной моделью политического деятеля. «Мы обязаны ему всем», - говорил о Фердинанде Филипп II, восхищавшийся этим государственным мужем. Фердинанда, этого «короля королей», ставили в пример Филиппу IV, поощряя того следовать по его стопам... В то же время Изабелла оставалась в тени. Ситуация начала меняться в XIX веке. «Похвальное слово Изабелле Католичке» Диего Клеменсина (1821 год), созданное на основе множества неизданных архивных документов и опубликованное стараниями Королевской Исторической академии, игнорирует Фердинанда. Возвеличивая правление католических королей, автор стремится приписать все заслуги одной лишь Изабелле. Отныне (по крайней мере, в Кастилии) королева занимает первое место, затмевая своего супруга, чья роль все больше напоминает роль соправителя. Либералы восхваляли ее за усилия, приложенные к делу национального объединения, и подрыв феодальных привилегий, тогда как в глазах регионалистов  король Фердинанд становится выразителем «централизма», одним из ответственных за подавление Каталонии. Такая идеализация  правления была доведена до крайности после победы Франко, говорившего о католических королях не иначе, как о великих предках, созидателях имперской, авторитарной Испании, объединенной и в территориальном, и в идеологическом плане. Ярмо и стрелы – эмблемы Изабеллы и Фердинанда – можно увидеть как на голубых рубашках фалангистов, так и на надгробных камнях тех, кто пал «во имя Бога и отчизны», сражаясь бок о бок с Хосе-Антонио Примо де Риверой в ходе «крестового похода» против большевизма. Вот уж поистине удручающий пример политического присвоения идеи!

Столь компрометирующая поддержка побудила противников франкизма выступить против националистических устремлений монархов, против их нетерпимости и фанатизма. Почему папа римский наградил Фердинанда и Изабеллу титулом «католические короли»? Разве не затем, чтобы вознаградить их ревностное служение вере? Однако все не так просто. Сегодня нам хорошо известно, какова была ситуация в Кастилии и Арагоне, когда Изабелла и Фердинанд оказались во главе этих королевств: мощный динамизм первого и упадок второго, ресурсы кастильской экономики, скрывавшихся за хаотическим фасадом династических распрей и претензий знати. Да, католические короли восстановили порядок, но общество в данный момент уже находилось на подъеме, а страна – на стадии активного развития. Это многое проясняет, но не объясняет всего. Не стоит преуменьшать заслуг Фердинанда и Изабеллы: другие правители могли бы упустить свой шанс или не сумели бы им воспользоваться. Католические короли оказались во главе молодого развивающегося королевства, они сумели направить его силы в нужное русло и претворить с их помощью грандиозные замыслы: создать государство на основе монархического института, сплотить правящий и средний классы и установить новое социальное равновесие, вовлечь страну в крупномасштабные коллективные начинания: Гранада, Италия, Индии...

Что же касается титула «католические короли», мы точно знаем, почему и в каком дипломатическом контексте Священная коллегия и папа Александр VI решили пожаловать его Изабелле и Фердинанду. Речь шла о том, чтобы воздать должное правителям, которые, конечно, отняли Гранаду у неверных, изгнали иудеев и обязались возглавить крестовый поход против турок. Однако перечисленные мотивы отходят на второй план: то, что выдвигала на первое место булла Si convenit от 19 декабря 1496 года, желая обосновать титул «католические короли» (предпочитая его другим титулам – «благочестивые», «защитники» или «покровители»), - это, прежде всего, итальянская политика Испании, позволившая «освободить» Папскую область и Неаполитанское королевство (феод папы), захваченные и занятые королем Франции, а лишь потом - усилия двух государей в деле объединения, умиротворения и укрепления своих королевств. Иными словами, политические заслуги оказались важнее религиозных соображений. Именно в этом ключе, впрочем, и всоприняли буллу сразу же после ее обнародования. У французов она вызывала раздражение: от них не ускользнуло то, что понтифик, восхваляя испанских монархов, одновременно осуждал французских королей.

По правде говоря, в титуле «католические короли», который с тех пор носили государи Испании, не больше смысла, чем в «наихристианнейших королях», на который французские монархи — носившие его с конца XII века — сохраняли исключительное право. Сюда же можно отнести титул «защитник веры», которым папа Лев X в 1521 году наградил Генриха VIII, желая отблагодарить его за издание сочинения против Лютера (с тех пор звание «защитника веры» занимает свое место в перечне титулов английских королей). Разница лишь в том, что сегодня уже никто не помнит, что французские суверены были «наихристианнейшими», а английские монархи – «защитниками веры», а если кто и вспоминает об этом, то не придает подобным титулам никакого значения, тогда как Изабелла и Фердинанд для многих наших современников и поныне остаются истинными католиками, ревностными и непримиримыми защитниками веры. Образцом католического правителя считают в большей степени Изабеллу, нежели Фердинанда. Правда, невольно задаешься вопросом, почему эта роль приписана именно ей – ведь основные постановления в ходе правления этой четы были приняты ими сообща, по обоюдному согласию; более того, самые спорные решения (учреждение инквизиции и изгнание иудеев) принадлежали, как мы увидим далее, королю Фердинанду.

Заслуги католических королей очевидны, по крайней мере, в трех областях:

1. Они распространили свою власть на две трети Иберийского полуострова.

2. Они положили начало эпохе, во время которой  Испания вышла в первый ряд европейских держав и завоевала первую колониальную империю Нового времени.

3. Они реорганизовали государственные и административные органы власти, превратив их в действенный инструмент, поставленный на службу им и их потомкам.

В этой книге мы постараемся осветить спорные, вызывающие разногласия аспекты правления — приход к власти, открытие Нового Света, религиозная политика, — сосредоточив особое внимание на роли, которую играла лично Изабелла в принятии этих решений. Наконец, мы рассмотрим образ кастильской королевы, сложившийся во французской историографии, и попытаемся ответить на вопрос о том, насколько обоснована возможная канонизация Изабеллы.